«Процессуальный ум»
Сертификационная программа Международной школы процессуальной работы
International School of Processwork Russia (ISPWR), стандарт IAPOP.
«Иная»
Запись беседы Алексея Ваэнра с Ириной Зингерман
Жутковатое знакомство

Впервые я познакомилась с шаманами, в качестве простого участника на семинара по холотропному дыханию - технике, которая используется в трансперсональной психологии. Шаманов туда пригласили, так как это психологическое направление базируется не только на знаниях современного мира, но и на древних традициях.

Мне был 21 год, я училась на психолога, и к тому времени недавно осознанно приняла крещение. И вот, я с крестиком, новообращенная верующая, пришла на семинар, который проходил напротив одного очень известного монастыря. Дышали мы в спортивном зале с огромными окнами. Они выходили как раз на монастырские купола. Когда после семинара начался шаманский ритуал, мне показалось, что это все чертовщина, дьявольщина. Меня затошнило. Подсвечивающиеся купола напротив вызывали во мне панический ужас. Мне казалось, что я участвую в чем-то крамольном, невозможном, и нужно бежать отсюда, как можно скорее. Однако к моему огромному счастью меня остановили.
Ритуал
После общего ритуала шаманы стали работать со мной индивидуально. Я одна сидела в огромном зале перед свечей. Была темнота. Два мастера с бубнами совершали ритуал. Они обходили меня, обводили вокруг свечами. Было в чем-то даже жутко. Меня тошнило, тело само извивалось, я ничего не могла с этим сделать. Казалось, что из меня что-то достают, что сопротивляется и не хочет выходить. Что-то безумно склизкое, мерзкое, которое отлично во мне устроилось и живет. Это были очень непростые ощущения, и очень неоднозначные мысли приходили на ум... Но когда ритуал закончился, мне стало очень легко, как будто бы произошло какое-то внутреннее очищение.

Буквально через два дня я ощущала себя совершенно по-новому. Я почувствовала внутреннюю силу, у меня даже поменялась структура тела. Из худенькой не очень успешной и не слишком счастливой девочки, которая весила 42 килограмма, я начала превращаться в молодую красивую женщину. Распрямились плечи, появилась совершенно другая женская осанка. Я почувствовала реальный результат этих техник.
Люди из другого мира
Так как у меня были возможности, я стала помогать приезжим шаманам. В условиях Москвы они теряются. У них совершенно другой менталитет. Они очень открытые. В чем-то очень наивные, как дети. Иной раз мне казалось, что я - тот самый мальчик из сказки про старика Хоттабыча, который показывает сказочному джинну поезд метро, и тот с ужасом пытается бежать, приняв его за дракона. Некоторые нормы жизни в Москве, раньше для шаманов были совершенно дики.

Шаманы это люди, которые существуют в нескольких реальностях: и в человеческом мире, и в мире духов. У них по-другому «запрограммирован бортовой компьютер» восприятия мира. Они могут видеть то, что для психиатра будет клиникой, диагнозом. Но они умеют это использовать во благо людей. Просто общаясь с тобой, шаманы могут видеть твоих духов-помощников, взглянув на тебя, - знать твое прошлое и будущее. Шаманы могут понять в каком пространстве, в какой ситуации осталась часть души человека и вернуть ее, чтобы тот вновь обрел свою целостность. Причем, это они могут делать даже не перевоплощаясь с помощью шаманского костюма.

Однако полную силу шаман получает, когда он в костюме и с бубном делает ритуал на родной ему земле. Это уже не он и не она. Шаман входит в пространство духов, и трансформируется. У каждого шамана есть много разных духов-помощников: волк, птица, медведь... и есть много разных способов перевоплотиться в то или иное свое животное силы в зависимости от того, в какое пространство нужно идти, где находится тот самый дух-помощник, который поможет человеку справится с какой-то ситуацией... Это может быть мир богов, мир подводных, подземных духов, это может быть мир гор или лесов...
Время открытий
То, что сейчас потомственный шаман, - а я предпочитала общаться с такими, - приезжает в Москву и проводит семинары в этом пространстве, для него самого это нечто новое, выходящие за рамки традиции. Но сейчас меняются времена. Сейчас то, что мы оставляем закрытым, как правило, не выживает. Тибет разрушен и тибетские монахи делятся сакральными знаниями с европейцами. Потомственные шаманы, которые никогда не раскрывали свои секреты работы, проводят ритуалы в Москве, обучают, как обрести свой собственный дух, как услышать духов... Я старалась по возможности ограждать приезжих шаманов от сложностей столичной жизни. Принимала у себя, возила на машине, постепенно начала им помогать с организацией семинаров.

И вот, в какой-то момент, когда мне было самой очень непросто в жизни, вдруг раздался телефонный звонок: «Ира, у нас будет международная конференция, приезжай». Так я оказалась в Туве, на конференции по шаманизму. Это событие состоялось во многом благодаря двум людям. Первый из них это Монгуш Барахович Кенин-Лопсан, который много сделал для возрождения шаманизма в Туве. Второй - Майкл Харнер - американский ученый. На конференцию прилетели очень многие исследователи шаманизма.

Летели забавно. ЯК-42 был наполнен какими-то чудными мужчинами с бородами, очень странного вида женщинами... Практически полный самолет шаманов. Три часа он не мог вылететь: была страшная гроза. Москва нас не выпускала. Зато потом, когда сильный дождь прекратился, мы вылетели в радугу, которая как врата проявилась прямо над взлетной полосой. А когда мы прилетели на аэродром в Кызыле - столице Тувы, и вышли из самолета, прямо над нами начал кружить огромный орел, - приветствовал.
Священная гора
В первый же день мы поехали на гору Хайыракан. Это священная гора в Туве, где проходила конференция. Местные жители очень боялись того, что там должно было произойти. Исторически, шаманы старались жить отдельно, обособленно от людей и не пересекаться друг с другом, потому, что по ранним тувинским поверьям, выживает только сильнейший шаман. Если два шамана встречались друг с другом на тропе, они должны были биться. Когда люди услышали, что разные шаманы съедутся вместе, и будут показывать свои знания, они думали, что просто будет светопреставление, и никто с горы живым не спустится. Однако времена меняются.

Вечером на горе развели большой костер. Начался первый ритуал. Все гости взяли свои бубны и начали что-то отстукивать. И шаманы начали... В какой-то момент шаманы остановились, и принялись кричать на меня, и на других приезжих: «Вы же мертвые люди, вы книжные люди! Вон отсюда! Вас здесь нет, здесь одни знания! Уходите отсюда, вам здесь нечего делать!». Это было состояние шока. Только потом я поняла, зачем это было нужно, и была очень благодарна за то, что они сделали. Мы все приехали с какими-то сведениями: как надо стучать в бубен, что надо визуализировать... Мы не чувствовали места, не общались с его духами. Состояние шока, которое мы испытали, заставило нас оказаться в этом месте телами и душами, а не только умами. Потом шаманы работали с бубном до утра. Это было очень сильно.
Передача мудрости
Традиционные шаманы никогда не учат, дескать, встань сюда, скажи это, ударь в бубен так. Ты просто живешь рядом с ними. Просто наблюдаешь. Чаще всего учат не шаманы, а те самые духи, которых обычно мы не видим. Вдруг ты знаешь, что нужно взять именно эту травку. Вдруг понимаешь, что нужно сделать с человеком именно так. Эти знания к тебе просто начинают приходить. Как будто бы в тебе говорит какой-то голос. Часто это происходит во время шаманского ритуала. Ты начинаешь говорить даже то, что ты не знал в начале работы. Оно само говорится через тебя. Это даже не совсем ты. Духи говорят через тебя. Ты начинаешь просто делать то, что ты интуитивно чувствуешь, и что-то происходит: люди исцеляются, ситуации меняются, а ты начинаешь себя ощущать по-другому - более целостным, более глубинным, спокойным, мудрым, более сильным.

В тувинской традиции считается, что ученика шамана выбирает не шаман. Его выбирают духи. Они дают знак шаману, кто будет продолжателем традиции. Ты можешь прожить пять, десять, двадцать лет рядом с шаманом, но не стать его преемником. А человек, который прожил пару лет или даже месяцев рядом с ним, будет тем самым, к кому перейдут основные знания. Духи видят того, кто будет дальше проявлением их мудрости, их знания, их взаимодействия с миром людей. В основном, ты просто находишься рядом, и что-то начинает происходить.
Вблизи
На меня наибольшее влияние оказали две шаманки - Ай-Чурек Оюн, председатель тувинского общества «Тос-Дээр», и Татьяна Васильевна Кобежикова, председатель Традиционной Религии Хакасского народа «Хан Тигир». То, что характеризует их обеих, это очень большая личная сила. Когда с ними общаешься, появляется ощущение, что у них очень древний дух. Они в чем-то очень разные, но в чем-то они и близки. Они служат природе и миру. В них чувствуется очень большая сила и одновременно гибкость. Потому, что они не только шаманки, они еще и женщины. Они обе матери. Одна из них даже бабушка. Когда общаешься с ними, такое ощущение, что ты общаешься с духом ветра или с духом леса или с духом воды. И ты понимаешь: попроси их о чем-то, и у тебя может измениться судьба. Но тридцать три раза ты подумаешь, попросить их об этом или нет. Это как получить доступ к волшебной палочке.

Жить рядом с шаманом очень непросто. Обычный человек не услышит твоих мыслей. А шаман их прочитает. Более того, у шамана есть еще духи, которые тоже имеют свой характер, свое настроение. И далеко не всегда твое эго, твои человеческие желания, соответствуют мировоззрению этих духов. В чем-то с ними нужно быть максимально настоящим. Если ты в чем-то фальшивишь, ты очень быстро получаешь не самые лестные слова.
Я — шаман
Я никогда не хотела позиционировать себя как шаманку, но однажды по просьбам моих студентов попробовала провести первый шаманский семинар. Он получился очень хорошо. Постепенно я стала больше обращаться к этой теме, и со временем поняла, что я уже не могу прятать то, что имею.

Я стараюсь делиться тем, чего нет в современном мире. Например, я делаю семинар «Рождение Ээрена». Это один из самых древних ритуалов, которые существуют на Земле. Мы шьем нечто, во что потом вселяется наш дух помощник, который и так всегда с нами. Современные люди не обучены общаться со своими хранителями. Человек ощущает, что он один. Только он может себе помочь, либо подобные ему. Мы же обращаемся к тому, что неявно существует вокруг нас. Создавая, прошивая это, мы устанавливаем контакт с этой силой заново и она начинает намного больше помогать нам, нежели раньше. Мы как будто делаем домик нашего духа-помощника. У духов нет тела. Почему они помогают людям? Им нравится, что то, что они делают, проявляется во вне. А у человека есть тело, но часто нет тонкого чувствования мира. Именно поэтому наше взаимодействие возможно. Когда я начала делать такие семинары, люди стали звонить буквально с ужасом: «Ира, это же работает!»...

Шаманка - это очень непростая судьба. Иной раз шаманам очень непросто даже с самими собой. Кроме их воли есть еще то, что им говорят духи. Что хочет обычно человек? Поспать, отдохнуть, насладиться, провести вечер с семьей. Но к тебе обращаются: «Помоги, мне очень плохо». И ты не можешь отказать, потому, что духи тебе говорят: «Ты должна помочь».

Быть шаманом и жить рядом с шаманом - судьба только для действительно сильных людей. Сильных в своей гибкости, в принятии того, что шаман - не только человек, а еще и служитель мира. Если ты умеешь взаимодействовать с такой данностью, это - самое ценное, что может быть у шамана. Не только его дар, не только его способности, но и умение быть счастливым в этом мире.